Лоуренс Лин, MLS: только ты можешь убить себя

Лоуренс Лин, MLS: только ты сам можешь убить себя

Окт 8 • Персона [LUM], Статьи • 19666 Просмотров •

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (158 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Производственные площади по размеру в десять раз превышающие самые большие светотехнические заводы в России. Парковочные места на десять тысяч скутеров. Вместо борща в заводской столовой — черепаший суп. Депрессия у главного редактора от увиденных объемов. Где же мы побывали в этот раз?

Read in English

Правильно, в Китае. В гостях у крупнейшего китайского производителя светодиодов — компании MLS Co. Некоторые наши читатели уже успели познакомиться с ними поближе за прошедшие четыре Интерлайта, в которых компания принимала участие. Для тех, у кого не было такой замечательной возможности мы приготовили несколько статей, которые помогут узнать лучше внутреннюю жизнь компании и познакомиться ближе с ее генеральным менеджером. Позвольте представить: Лоуренс Лин.

— Лоуренс, рады вас снова видеть. Не могли бы вы для начала рассказать нашим читателям о компании MLS?
— Взаимно. MLS Co. основана в 1997 году, более 19 лет назад. В то время мы начали с упаковки светодиодов, а также производства компонентов и устройств. Вы знаете, в то время не было белых светодиодов, даже синие еще массово не производились и они обладали очень малым световым потоком. Главным применением светодиодов были игрушки, техника и индикаторы на различных устройствах. Так что начали мы с этого.

Основной офис и завод компании MLS

Основной офис и завод компании MLS

Потом, уже в 2003 году мы запустили производство новогодней светодиодной продукции. Далее приступили к созданию световых информационных табло для внешнего и внутреннего использования. И в 2011 году пришли к освоению рынка светотехнической продукции. Но мы не только производим, а также выпускаем продукцию под собственным брендом и активно развиваем дистрибьюторскую сеть.

— Какие главные достижения у вашей компании за это время?
— Главные TOP-3 индустрии в Китае в 2015 году следующие: во-первых высокоскоростная железная дорога, во- вторых атомная энергетика и в третьих светотехника. Мы в этом ТОП-3. Также мы номер один в мире по объему производства светодиодов средней и низкой мощности. Нам принадлежит 50% китайского рынка.

МЫ НОМЕР ОДИН В МИРЕ ПО ОБЪЕМУ ПРОИЗВОДСТВА СВЕТОДИОДОВ СРЕДНЕЙ И НИЗКОЙ МОЩНОСТИ. НАМ ПРИНАДЛЕЖИТ 50% КИТАЙСКОГО РЫНКА

После 13 лет активных действий на рынке новогодних гирлянд, наша доля — 70% в мире и 90 % в Соединенных Штатах. Практически вся новогодняя светодиодная продукция в супермаркетах США из MLS. У нас даже шутка на эту тему есть — «Если президент Китая пригласит Обаму в гости, а тот откажется, достаточно будет позвонить главе нашей компании и мы украдем у американцев Рождество»

— Мы расспросили о прошлом и настоящем, осталось спросить про будущее. Какие планы у компании?
— С прошлого года наши акции котируются на Шеньженьской фондовой бирже и это поможет инвестировать в будущее компании. Мы сейчас в списке желающих приобрести один из заводов по производству лампочек, который раньше принадлежал компании Osram. Также мы инвестировали в другую компанию — KAISTAR. Теперь это наш филиал. Таже в этом году мы приобрели фабрику по производству филаментных ламп в Шаосине.

Мы все время в поиске новых путей для роста и развития. Для этого мы все время думаем на пять лет вперед. Планируем направление, цель и все время развиваемся. Сейчас, например, планируем три основных направления — производство компонентов, производство светотехнической продукции под собственным брендом и также контрактное производство (OEM/ODM).

— Какие фабрики сейчас принадлежат компании?
— У нас четыре фабрики. Наш основной завод (и по совместительству головной офис) в городе Чжуншань, провинция Гуандун. Кстати, этот город очень важен для китайской светотехнической отрасли. Ведь 70% всей светотехнической продукции в мире производится в Китае, 70% из этого в провинции Гуандун и 70% из этого в Чжуншане. Здесь мы занимаемся корпусированием светодиодов и производством другого сырья, также здесь проектируется и производится технологическая оснастка.

70% ВСЕЙ СВЕТОТЕХНИКИ В МИРЕ ПРОИЗВОДИТСЯ В КИТАЕ, 70% ИЗ ЭТОГО — В ПРОВИНЦИИ ГУАНДУН И 70% ИЗ ЭТОГО — В ЧЖУНШАНЕ

В провинции Цзянси у нас два завода. Один из них в Цзиане занимается инфраструктурой и RGB для информационных табло. Другой в Синьюй огромная фабрика, которая занимается сборкой светотехнической продукции и MCPCB.

В Шаосине, провинция Чжецзян мы купили завод и планируем производство филаментных ламп.

— Сколько у вас персонала?
— На наших фабриках работает примерно 12000 человек, 10000 из низ в Чжуншане.

— Какие рынки наиболее приоритетны для вашей компании?
— Для корпусирования наиважнейшим рынком является Китай. Интересен и Индийский рынок — сейчас это покупатель светодиодных ламп номер один во всем мире. Индийское правительство запустило очень много тендеров по покупке светодиодных лампочек и уличных светильников. Им требуется 150 миллионов лампочек и 35 миллионов уличных светильников. Но все они должны быть собраны в Индии.

Главные рынки по сбыту светотехнической продукции — Китай и США. В основном инвестируем в них, доля рынка в них 50%. Остальные это Евросоюз и некоторые запасные рынки — Латинская Америка, Африка, Средний Восток, Юго-Восточная Азия и Россия. На некоторых рынках мы уже много достигли, но все еще есть куда расти.

— Какие планы по развитию бизнеса?
— В данный момент в Китае огромное количество производителей, но практически нет дистрибьюторских сетей, только маленькие магазины. Не так, как в США или даже России. Так что мы должны развиваться глобально и создавать бренд в США. Это хороший бизнес потому что и опт, и розница — все в масштабе страны. И американцам нужен мощный бренд и крупный поставщик. В Европе примерно также, но не настолько масштабно. Цель наших международных проектов — выстроить каналы продаж для светотехнического бренда в Европе и США. Сейчас мы как раз этим и занимаемся. Организовываем местные команды и выстраиваем каналы продвижения. В этом году открываем два западно-европейских офиса во Франции и Румынии. Надеемся через 3-5 лет стать во главе направления и достичь оборота в 5-10 миллионов долларов США в год.

— Если рынки Китая и США вы оцениваете в 50%, сколько процентов для вас российский рынок?
— Менее одного процента, но рынок очень большой и у него огромный потенциал. Мы будем в него инвестировать, несмотря на неблагоприятную экономическую ситуацию. Светотехника не зависит от экономики. Если лампочка перегорела, все равно купят новую.

СВЕТОТЕХНИКА НЕ ЗАВИСИТ ОТ ЭКОНОМИКИ: ЕСЛИ ЛАМПОЧКА ПЕРЕГОРЕЛА, ВСЕ РАВНО КУПЯТ НОВУЮ

— У вас уже есть какие-то планы по сотрудничеству в России?
— Не очень большие контракты по поставке в Россию для местных компаний. Но мы хотели бы увеличить их количество и серьезно развить совместный бизнес с российскими светотехническими компаниями. Нам интересно любое сотрудничество и у нас огромное количество ресурсов для этого. Мы можем поставлять лампы и светильники, светодиоды низкой и средней мощности и все это по очень выгодной цене и для клиентов и партнеров. В США наш слоган звучит как «Высококачественная продукция в доступном исполнении». Так что мы открыты для всех переговоров.

Также мы видим, что для успешного развития бизнеса и новых возможностей необходимо собрать местную команду. Думаю, в России с этим не будет проблем — здесь много хороших дизайнеров и инженеров осветительного оборудования.

— Ваша компания неоднократно принимала участие в выставке Интерлайт Москва. Какие впечатления от российской светотехнической выставки? Можете сравнить с другими странами?
— Я был участником этой выставки три или четыре раза и мое впечатление, что это шоу для местных компаний и крупных международных брендов типа Philips и Osram. Вся выставка разделена по странам — тут Россия, тут Турция, тут Китай и так далее. Но мы так и не нашли организатора, который может заниматься большими компаниями.

Мое мнение — это должно быть более международным событием, особенно форум. Было бы хорошей идеей пригласить высоко технологичные компании, чтобы они рассказали о своих последних достижениях. Даже китайские. У нас много не плохих, серьезных компаний с огромным опытом в светодиодах. Это будет интересно для всей индустрии.

На выставке тяжело найти впечатляющую и фантастическую продукцию. Во Франкфурте можно увидеть новые направления, но в России нет. Например, BOOS Lighting Group сильны в производстве металлоконструкций, но в последних технологиях к сожалению нет. Так покажите реальные современные технологии, как управление освещением в жилых зданиях, торговле, промышленном освещении или ILT. Сейчас важнее умные системы, чем высокая энергоэффективность. Думаю возможность конкуренции пошла бы только на пользу.

НА ВЫСТАВКЕ INTERLIGHT MOSCOW ТЯЖЕЛО НАЙТИ ВПЕЧАТЛЯЮЩУЮ И ФАНТАСТИЧЕСКУЮ ПРОДУКЦИЮ. ВО ФРАНКФУРТЕ МОЖНО УВИДЕТЬ НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ, НО В РОССИИ — НЕТ

Также в России столько талантливых людей, которые могут проектировать и создавать новые технологии и продукцию во благо страны. В этом большой потенциал и не потребуется копировать что-то или покупать в Китае.

— Какое ваше самое сильное впечатление от посещения России?
— Я думаю это архитектура и инфраструктура городов. То, что было создано 500 лет назад — реальное искусство. Или то, что построено сто лет назад, как, например, метро — это же фантастика. В нем же даже жить можно. И я не могу представить подобное в Китае. В сравнении с русскими китайцы более практичны. Да и в принципе у нас разные менталитет и культура.

— У вас есть какие-то существующие договоренности о партнерстве в России?
— Есть. По поставке и контрактному производству. Мы работаем с несколькими компаниями. С кем конкретно назвать не можем. Заказов мало, надеемся конечно, что их будет больше. Из-за изменений курса валют компании сейчас очень осторожны и делают только маленькие заказы. Не так, как три года назад.

— Логистика и таможня? Как это все работает в Китае?
— С логистикой и таможней все отлично. В отличие от того, что было 10 лет назад, когда не было четких правил и государство по-отечески снисходительно инструктировало и пыталось контролировать. Сейчас утвердили все правила для таможни и они во всем сейчас поддерживают и помогают всем, кто к ним обращается.

Все официально, по букве закона, без каких либо махинаций. Количество сервисов для логистики и работы с таможней быстро увеличивается и очень легко можно найти хорошие компании.

— Расскажите нам о внутренней жизни персонала в компании и как вы ими управляете?
— Нашей компании MLS всего 19 лет, но у нас уже 1000 человек персонала, которые работают у нас более 10 лет.

Наш HR отдел заботится о работниках, их жизни, здоровье и прочих вопросах. И мы тоже. Относимся к ним, как к семье и действительно их ценим. Они работают целыми семьями. Многие компании не разрешают родственникам работать вместе, но мы наоборот это поощряем, чтобы MLS был для них вторым домом.

На нашей корпоративной территории для работников созданы благоприятные условия. Есть спортплощадка, супермаркет и кафетерии, еда в которых различается в зависимости от региональных и традиционных предпочтений (прим. ред.: еда на северо-востоке непереносимо острая для южан). Кстати, еда для простых работяг и топ-менеджмента абсолютно идентична (осматривая кафе мы случайно столкнулись там с главой компании MLS, господином Sun Qinghua, который забежал перекусить во время короткого перерыва).

Также для работников организован корпоративный колледж, в котором есть курсы, не связанные с работой, а также программы по управлению, презентациям, маркетингу, продажам и многие другие.

Уровень зарплат, которые мы предлагаем, возможно, самые высокие в отрасли. Средняя месячная зарплата составляет более 4000 RMB. (прим.ред.: 40000 рублей) в месяц. Обычно в нашей индустрии 3000 RMB.

Празднование 18-летия компании

Празднование 18-летия компании

Каждый год мы проводим два крупных мероприятия для всего завода, которые посещают более 10000 сотрудников. И это выглядит впечатляюще. Проделана огромная работа в сфере HR. Думаю, каждый может провести целую жизнь здесь, если будет продолжать расти и совершенствоваться с учетом развития компании. Вы всегда можете расти с нами потому, что у нас все больше возможностей для каждого.

— Лоуренс, HR всего лишь часть процесса. Расскажите пожалуйста об управлении производством. Вы применяли новые или необычные решения? Мы слышали, вы сейчас тестируете полностью автоматическую линию?
— Вообще, процесс управления конвейерным производством сильно отличается от наших конкурентов в Китае и не только. Например линия по корпусированию светодиодов: большинство линий с первого и до последнего дня года заняты только производством одного продукта. И мы продолжаем работать над автоматизацией, чтобы повысить производительность. А также есть такая схема работы: один сотрудник занят только двумя-тремя машинами. Но после двух-трех лет работы, сотрудники занимающиеся похожей работой регулярно собираются в команду качества, где определяют, анализируют и ищут пути решения сложившихся проблем. Если одна команда внесла изменения вместе, то и бонус они получают вместе. В следующий раз у них есть стремление к улучшению работы производственной линии.

— Есть ли какие-то результаты?
— Выход продукции по компонентам два года назад был 20 миллиардов единиц в месяц, а сейчас 45 миллиардов единиц в месяц. Увеличение вдвое с теми же сотрудниками.

— Конкуренция. Как вы с ней справляетесь?
— Вообще за последние 19 лет у нас и в самом деле было много конкурентов, которые все время пытались с нами бороться и соревноваться. Сейчас многие из них изменили направление или сменили отрасль, так что сейчас их имена можно найти только в книге истории компонентов. А мы продолжаем развиваться и совершенствоваться, чтобы становиться все сильнее, держа в голове три самых важных слова — прагматичность, лояльность и инновации. Потому что на самом деле у вас есть только один конкурент — вы сами. Остальные не достаточно сильны и только вы сами можете себя убить.

У ВАС ЕСТЬ ТОЛЬКО ОДИН КОНКУРЕНТ — ВЫ САМИ. ОСТАЛЬНЫЕ НЕ ДОСТАТОЧНО СИЛЬНЫ И ТОЛЬКО ВЫ САМИ МОЖЕТЕ СЕБЯ УБИТЬ

— Следующие несколько вопросов персонально вам.
— Мне? OK :)

— Как вы планируете ваше время?
— Наша компания — скоростной поезд. Годовой рост 60% и глава компании все время находит все больше возможностей для роста на следующие 2-3 года. Так что я трачу на работу 16-18 часов в сутки. Большую часть этого времени я путешествую, так что я трачу мое время на путь из страны в страну, из аэропорта в аэропорт, из компании в компанию и со встречи на встречу. Мой годовой налет 270 000 миль. Но у меня есть 6-8 часов личного времени и иногда я трачу его на сон (смеется).

— Как вы ведете переговоры?
— У нас всегда есть общая цель, так что главное это коммуникация, чтобы построить платформу, чтобы разделить информацию и найти точку баланса. Именно этого я всегда пытаюсь достичь.

— Какой у вас стиль работы в команде?
— Каждый день и каждый конкретный момент времени нам необходимо принимать много решений. Раньше я пытался быть лидером в команде. И думаю, из-за того, что я чрезмерно взрывной парень, я очень давил и команда меня ненавидела. Сейчас я пытаюсь быть кем-то вроде тренера и заинтересованного лица. Также я всегда стараюсь давать больше пространства для маневра. Не принимать решение за кого-то, а просто оказать помощь в принятии.

— Ваша формула успеха в бизнесе?
— Во-первых скорость. Во-вторых посвящение или концентрация то-то вроде фокуса. И никогда не сдаваться ради цели, которой хотите достигнуть.

— Спасибо за беседу!

Похожие Записи

Комментарии закрыты.

« »

(function (d, w, c) { (w[c] = w[c] || []).push(function() { try { w.yaCounter33329553 = new Ya.Metrika({ id:33329553, clickmap:true, trackLinks:true, accurateTrackBounce:true, webvisor:true }); } catch(e) { } }); var n = d.getElementsByTagName("script")[0], s = d.createElement("script"), f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); }; s.type = "text/javascript"; s.async = true; s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/watch.js"; if (w.opera == "[object Opera]") { d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false); } else { f(); } })(document, window, "yandex_metrika_callbacks");