Светильник Luna piena. ©Catellani&Smith

Светодизайнер Энцо Кателлани и его «Парад планет»

Июн 5 • Персона [LUM] • 2103 Просмотров •

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Энцо Кателлани — один из самых необычных дизайнеров световых объектов. Он изобрел абсолютно новый стиль работы, который отражает его характер. Неповторимость системы производства и особая обстановка в мастерской будят интерес многих специальных журналов и вызывают целый поток клиентов, желающий увидеть своими глазами производство в Бергамо.

Опубликовано в журнале Lumen&ExpertUnion №1/2012

Его история рассказана на всех языках — бесчисленное множество раз Энцо Кателлани упоминался в журналах. В его работах тесно сплетены технологии и инстинкты, а там, где речь заходит о подсознании и других тонких материях, неизменно возникает образ Луны. Об этом и многом другом мы побеседовали с Энцо на выставке во Франкфурте.

Энцо Кателлани (Enzo Catellani), светодизайнер, основатель компании Catellani&Smith

Энцо Кателлани (Enzo Catellani), светодизайнер, основатель компании Catellani&Smith

– Синьор Кателлани, если бы вы могли одним словом охарактеризовать свое творчество, то какое бы слово выбрали?

– Интуитивность.

– Расскажите, каким образом рождаются ваши светильники?

– На первоначальном этапе нет конкретного проекта, идея сразу должна принимать форму, становиться предметом. Я всегда начинаю c модели-прототипа. Отправная точка — это материал. Мне необходимо почувствовать его, увидеть игру фактуры материала в потоке света. Мы часто используем нестандартные решения: блестящие металлические детали или абажуры из бумаги и стекловолокна, скомканной металлической фольги. Выбрав материал, я иду в мастерскую и монтирую, свариваю, сгибаю, придаю форму… Только добившись формы, определившись с очертаниями и получаемым освещением, я перехожу к классической конструктивной фазе: исполнимость задумки, технические качества и так далее. Сам источник света и материал для абажура диктуют мне их желания, и этими желаниями я руководствуюсь при конструировании. Я вижу, чувствую некий путь в самом продукте.

– Ваши лампы — это всегда продукция handmade?

– Большинство. Большая часть имеет как минимум несколько деталей, которые требуют значительной ремесленной обработки. Это квалифицированный труд, который создает непостоянство и делает вместе с тем предмет неповторимым.

– Для вас более важно спроектировать светильник как объект дизайна, или же ваша задача создать свет в пространстве, свет определенного качества?

– Я исхожу из предположения, что главное — это свет. Светильник, с моей точки зрения, не нужен. Это — нечто утилитарное вокруг источника света, что-то, что позволяет менять поток света, в какой-то мере управлять им. Сам по себе светильник может нравиться или не нравиться, главное — это возможности, которые он предоставляет при работе со светом.

– Любимая работа из числа тех, что вы сделали в течение своей творческой карьеры?

– Самая первая. Она навсегда останется первой. И любимой…

– Есть ли среди ваших светильников коллекции, которые существуют вне времени?

– Да, я к ним причисляю, например, Stchumoon или Luce d’Oro. Их уникальность в том, что они не зависят от источника света — это могут быть лампочки любого типа. Свет здесь, в этих коллекциях, зависит не от свойств источника света, а от свойств отражающих материалов, от формы светильника.

– Часть ваших работ нуждается в креативе не только при создании лампы, но и в процессе эксплуатации. Я имею в виду Turciu.

– Да, нужно обладать некоторой сноровкой, чтобы придать ей форму. Зато она меняется во времени, в зависимости от желаний хозяина, и это хорошо.

– Вы одобряете чувство юмора у дизайнеров?

– Да, безусловно. В случае работы со световыми объектами особенно. Здесь таятся огромные возможности, связанные с наличием таких электротехнических параметров как, например, ватты. Например, лампа Macchina: она напоминает мясорубку, а суммарное количество ватт в маленьких лампочках равно количеству ватт у перемалываемой лампы.

– Несколько десятилетий вы работали с лампами накаливания, а сегодня в ваших объектах, в основном, светодиоды. Как вам работается с новым источником света?

– Когда я впервые познакомился с технологией светодиода, она показалась мне интересной не только потому, что это технология будущего, что-то новое, что-то необычное. Светодиод дает огромное количество вариантов для применения фантазии. Он дает тебе свободу самовыражения, потому что если со старой лампой накаливания мы всегда были привязаны к этой конкретной лампочке и к ее цоколю, то сейчас уже нет необходимости отталкиваться от ее форм-фактора. Светодиод дает нам возможность использовать любые формы, любые возможности и творить во всех направлениях. Светодиодные технологии полностью переворачивают подход к эстетической форме объекта-светильника. Светодиоды — это простор для творчества, возможность создавать из простых линий очень чистые формы. Достаточно добавить, например, линзы или другие неожиданные материалы.

– На чем основана популярность светодиодов, на ваш взгляд?

– Технология светодиодов появилась довольно давно: светодиоды существовали еще 30 лет назад. Например, индикаторы, которые были встроены в магнитофоны, уже были сделаны на основе светодиода. Сейчас их используют очень часто, в том числе и для экономии электроэнергии, именно поэтому они стали так популярны.

– Возможно ли, что лампы накаливания снова войдут в нашу жизнь, но уже как элементы стиля luxury? Также как, например, бумажные издания станут элементом роскоши на фоне электронных книг и других СМИ…

– Вполне возможно. Я лично очень люблю свет, который дает лампа накаливания, и с удовольствием  бы с ней работал, если бы не ограничения в свободе из-за патрона для лампы. Как я уже говорил, LED-технологии избавили нас от этого. Кроме того, в светодиодах иное качество света — он завораживающий, мягкий, очень похож на лунный.

– Синьор Энцо, бросается в глаза то, что среди ваших объектов много похожих на Луну, или, как минимум, имитирующих лунный свет… Не случайно ваши объекты, собранные вместе, напоминают парад планет.

– Мне очень нравится свет Луны. Он комфортный, мягкий, релаксирующий… Создание светильников в форме золотых и серебряных сфер и полусфер, гигантских коконов — это перефразирование естественного лунного света и природных форм.

– А что вы скажете об органических светодиодах?

– На мой взгляд, технология OLED была полностью отработана еще полгода назад. Здесь, на выставке, можно видеть первые продукты с использованием OLED, и это очень интересный свет, абсолютно иные возможности. Но не думаю, что ее сейчас начнут активно эксплуатировать. Дело в том, что еще далеко не все взято от LED-технологии. Это вопрос стратегии развития целой отрасли. Лишь когда ресурс работы с обычными светодиодами будет исчерпан хотя бы наполовину, в нашу жизнь войдут органические светодиоды.

– Спасибо за беседу!

На вечеринке во Франкфурте, сразу после зажигательного танца

На вечеринке во Франкфурте, сразу после зажигательного танца

Традиционный вопрос о планах на будущее не прозвучал. Дело в том, что накануне интервью мы встретись с синьором Кателлани на вечеринке компании Occhio, где маэстро света, помимо просто общения, еще и танцевал на сцене. Глядя на то, как замечательно, с драйвом, он танцует, подумалось, что этот человек еще не раз удивит весь мир своими необыкновенными светильниками.

Беседовала Наталья Иванова

Catellani&Smith — известнейшая на сегодняшний день компания по светодизайну. Ее глава, Энцо Кателлани, родился 27.03.1950 г. в Парме и ныне живет и работает в Бергамо. Карьеру в дизайне света он начал в середине 1980-х гг. с изготовления маленьких серий ламп для собственного магазина. В 1989 году лампы Энцо Кателлани привлекли внимание Ренаты и Питера Мисс, дистрибьюторов из Дюссельдорфа. Показ на выставке во Франкфурте принес им по- пулярность. С годами Catellani&Smith стяжала известность и успех не только в Европе, но и во всем мире. Наиболее известные на сегодняшний день коллекции — Oggetti senza tempo (1989), Luci d’Oro (1995), Stchu-Moon (1997), Lucenera (2000), Out Collection (2002), PostKrisi (2004), а также новейшая разработка — Sorry Giotto (2012).

Sorry Giotto — нежнейшее светодиодное освещение, тон- костью своей игры в тандеме «свет-тень» способного составить конкуренцию творениям великого итальянско- го живописца эпохи Преренессанса Джотто ди Бондоне (1266-1337 гг.). Джотто имел особую манеру письма, названную «дымчатой светотенью». Светильники коллекции Sorry Giotto столь же великолепны и полупризрачны. Это тонкие круги из окрашенной вручную меди с крошечными светодиодами по всему периметру. В коллекцию вошли настенная и напольная версия, успевшие получить награду в номинации Best Floor Light на конкурсе Wallpaper Design Awards 2012.

Похожие Записи

Комментарии закрыты.

« »

(function (d, w, c) { (w[c] = w[c] || []).push(function() { try { w.yaCounter33329553 = new Ya.Metrika({ id:33329553, clickmap:true, trackLinks:true, accurateTrackBounce:true, webvisor:true }); } catch(e) { } }); var n = d.getElementsByTagName("script")[0], s = d.createElement("script"), f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); }; s.type = "text/javascript"; s.async = true; s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/watch.js"; if (w.opera == "[object Opera]") { d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false); } else { f(); } })(document, window, "yandex_metrika_callbacks");